Make your own free website on Tripod.com

Народная артистка УССР Лия Исааковна Бугова

Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни.

Б. Шоу

" В 1989 году, в Одесский историко-краеведческий музей Анна Антоновна Решетник передала более трёхсот (300) уникальных экспонатов, знакомящих с жизнью и творчеством Лии Исааковны Буговой (1900-1981) – народной артистки УССР, замечательной актрисы, прослужившей в Одесском Русском драматическом театре им.Иванова более 40 лет. Это были документы, фотографии, театральные костюмы, гримировочные принадлежности и великолепный немецкий рояль “ Busendorfer’.


В автобиографии Лия Исааковна писала, что работала в еврейских театрах ''Кунст-Винкл'' (''Уголок искусства'') – 1923-1929; ''Ройтер Факел''(''Красный Факел'')—1929-1931, передвижном театре Винницкого театр треста—1932-1933, одесском ''Госете''—1934-1939''.


Меня заинтересовала работа, написанная сотрудником одесского историко-краеведческого музея Анастасией Бугреевой. Написанное – это всё, что мне удалось узнать тогда о творчестве великой актрисы Лии Исааковны Буговой из статьи под названием ''Одесский государственный еврейский театр (ГОСЕТ) 1934-1939. Перечень докладов''. О работе Л.И. Бугoвой в Одесском драматическом театре вообще не удалось что-либо прочесть. Все это взятое вместе побудило меня взяться за перо и обратиться к своим воспоминаниям, которыми хочу поделиться.


Уже прошло 25 лет со дня смерти талантливейшей актрисы. Забыты память о ней, необыкновенные образы, созданные на сцене, русского театра, где она проработала с 1939 по 1981 год, более сорока лет и 17 лет в различных еврейских театрах и труппах. Забыто и то, что отдала она всю жизнь одному городу и двум расположенных рядом театрам. Как обидно и как жаль! Что может быть хуже для великого дарования, чем забвение и равнодушие любимых зрителей, общественности родного города. Наверное, уже и нет в живых тех, кто бы всё помнил. Не передались из поколения в поколение, история сыгранных её характеров – творений потрясающих из года в год переполненные зрителями залы, рассеялась память о той, кто создавал их.


Возвращаясь ко своему детству, если можно так назвать возраст 12 лет, попытаюсь согреть в своей душе, а может быть ещё и в чьей-то впечатления, те, что пережила тогда и храню их до сих пор, связанных с ролями, исполненными великой артисткой. Вечная память Вам, дорогой талант и человек!


Итак, родившись в маленьком местечке, где-то под Винницей, в семье бедных евреев, будучи самородком, с детства примкнула она к бродячему еврейскому театру, где и начала свой творческий и артистический путь будущая народная артистка. Нужно учесть, были те годы, еще не полностью завершенной революции, холода и голода, особенно тяжелых на юге Украины. Можно себе представить сколько лишений и тягот выпало на долю еврейских артистов и в частности на Лию Исааковну. Полюбив молодого революционера-подпольщика, вышла замуж, но очень скоро утопили его белые своими пулями в реке Буг. Так родилась её новая фамилия, в честь погибшего молодым мужа, Бугова.


Я познакомилась с Лией Исааковной в далеком 1937 году, когда мне было 12 лет, на 10 станции Большого Фонтана, где судьба свела нас летом на даче, дав возможность встретиться и даже ''полюбить'', если позволите так сказать, друг друга.


Дачи были расположены напротив платных ''Морских ванн'', известных всему миру, со дня основания Одессы. Принадлежали эти дачи городскому Совету, занимая большую территорию. Дачи-коттеджи отличались друг от друга размерами и ''удобствами''. Семья Лии Исааковны, муж Лазарь Тимофеевич Абелиов, артист Еврейского Одесского театра и, приехавшая в гости из Винницы сестра Лии Исааковны, Бузя Исааковна. Занимали они большой, красивый коттедж напротив нашего. Первым состоялось наше знакомство, моё и моей мамочки, с сестрой актрисы, приходившей иногда к нам в гости и продолжившей приходить по возвращению с дачи в городскую квартиру. Однажды Лия Исааковна пригласила меня посмотреть первым экраном фильм ''Петр I'' с великолепными Михаилом Ивановичем Жаровым в роли Меньшикова, Аллой Константиновной Тарасовой в роли Екатерины Великой и Николая Симонова в роли Петра I – артиста Ленинградского драматического театра имени Пушкина. Как я гордилась этим приглашением! Фильм демонстрировался на 16 станции Большого .Фонтана, на последнем сеансе.


Осенью я с мамой побывала в Еврейском театре, смотрела спектакль по Шолом Алейхему ''Стемпенюс Либе'' или ''Любовь Стемпеню''. Роль Рохеле, молодой, красивой жены портного, много старше ее, скупого и жадного, играла Лия Исааковна. ОНА, Рохеле, влюбилась в бродячего музыканта-скрипача, ответившего ей взаимностью. Но из-за его бедности их брак не мог состояться. Любовный роман протекал с огромными обоюдными переживаниями. Игра Лии Исааковны потрясла моё детское сердце. Я полюбила её талант настолько, что и сегодня, хотя с тех пор прошло более полувека, помню всё. Начав ходить в Еврейский театр, я ходила на все спектакли с участием Лии Исааковны, иногда даже одна, без мамы, а после спектакля меня, боявшейся вечерней Одессы, ждал папа. Я посмотрела ''Мать'' Горького, ''Эмму Бовари'' Флобера (Ах, как прелестна она была в костюме наездницы). ''Без вины виноватые'' Островского, в роли Кручининой смотрела рыдая дважды. Могу и сегодня утверждать, что ни одна актриса СССР, включая Аллу Тарасову, не сумели лучше её передать страдания, лишившейся в молодости сына и разыскивающей его всю жизнь, несчастной матери.


Еще посмотрела "Хозяйку гостиницы'' Гольдони, ''Овечий источник'' и ''Собаку на сене'' Лопе де Вега, а также ''Мироед или паук'' из украинской классики.

По-украински, на афишах спектакля пьеса называлась ''Глытай абож паук'' Крапивницкого. На премьеру спектакля я пришла одна, и после первого действия мне, восторгавшейся игрой актрисы, разрешили пройти за кулисы, преподнести столь любимой мною Лие Исааковне, небольшую корзину с цветами.


Помню тоже премьеру спектакля ''Девушка из Москвы'' в 1939 году. По сюжету пьесы героиня, приехавшая из Москвы, где училась в театральном училище, приезжает домой в провинцию, читает на русском языке любовное признание Татьяны Онегину из ''Евгения Онегина'' А.С. Пушкина. Советская власть дала еврейской девушке из местечка возможность учится в столице родины – Москве! Ай да, мы! Как все было лживо в ту пору, так и этот сюжет. Но дело было не в этом, а в том, что после прочтения на русском языке письма Татьяны, Лия Исааковна была приглашена в Одесский русский драматический театр имени Иванова, куда она перешла весной 1939 года. Имея не дюжий талант и эрудицию, дающие ей возможность в переполненных зрителями залах, справляться с самыми сложными ролями. Два театра рядом, дверь с дверью. Как это было символично.


Премьерой-дебютом в Русском театре был спектакль ''Мать'' по пьесе чешского драматурга Карела Чапека. Встав ни свет, ни заря, еще до ухода в школу, я отправилась к кассе театра, зная, что позже будет большая очередь из тех, кто любил и ценил талант и игру Лии Исааковны. Действительно, мои опасения оправдались. Хотя билетов было очень мало, мне достались два билета, причем на бельэтаже. Даже сидя на таких далеких местах, моему счастью не было предела. А я ведь училась тогда в 6 классе, и экзамены были на носу. Половина билетов была отдана партийным, профсоюзным организациям, редакциям газет, фоторепортерам. Артисты, всех одесских театров, кто был свободен в тот вечер от спектаклей, также присутствовали на премьере. В антрактах, в фойе, там и тут велись беседы, обсуждали, хвалили игру Лии Исааковны.


По сюжету. Война, уходят на фронт четверо сыновей и муж, оставляя мать и жену совершенно одной. Все сыновья и муж погибают. Мать (Бугова) видит во сне всех погибших, пришедших домой и беседует с ними. На сцене полумрак и необыкновенная игра артистов. Роль мужа играл заслуженный артист УССР Комиссаров, фамилии тех, кто выступал в ролях сыновей, я, к сожалению, забыла. В зале мертвая тишина... Напряжение у зрителей такое же, как и на сцене; предельное сострадание, совпадающее с сюжетом и игрой Лии Исааковны.


Какие были потом овации. Занавес долго не закрывался, цветов уйма, никто из зала не хотел уходить, приветствуя артистов и режиссера. Но больше всех оваций досталось Буговой. Фоторепортеры работали безостановочно. Какой был праздник для актрисы, для театра и, конечно же, для зрителей, ушедших возбужденными и переполненными впечатлениями от увиденного на сцене.




Посмотрев все спектакли с ее участием на сцене еврейского театра, оценивала их серьезно, понимая каждую сыгранную ею роль, будучи совсем незрелого возраста, следила за рецензиями в газетах местных, а также в журнале ''Театр''. Особенно ждала рецензии на дебют Лии Исааковны. Пересмотрев все спектакли в русском театре с участием Буговой, с 1939-1941 года и до начала войны, смогла прикоснуться к таким прекрасным творениям Лии Исааковны, как ''Нора'' Ибсена, ''Без вины виноватые'' Островского (смотрела два раза), ''Анна Каренина'' Толстого, ''Три сестры'' Чехова, где участвовали еще прекрасные актеры театра Ляров, Комиссаров, Петров. Кроме классики, посмотрела очень хорошо исполненные современные сюжеты, такие как Анна Лучинина, ''Сентиментальный вальс'' под музыку Чайковского. И все эти спектакли были показаны на сцене русского театра в течении всего двух лет, и во всех их Лия Исааковна играла героинь, доводила зрительный зал до слез, а иногда и до искреннего смеха.


После войны, с 1946 года и до ее смерти в 1981 году я пересмотрела все спектакли с участием Лии Исааковны. Особенно полюбились и запомнились такие, как ''Деревья умирают стоя'', ''Филумена Мортурано'', ''Последняя жертва'', ''Каменное гнездо'', ''Уступи место завтрешнему дню'' (некоторые московские театры ставили этот спектакль под названием ''А завтра тишина''). Игра Лии Исааковны во всех спектаклях была необыкновенной. Она не играла, нет, она проживала жизнь героини на глазах у публики, которая сопереживая, страдала и плакала. Роли матерей, в любом спектакле, исполненной Лией Исааковной, были совершенно уникальными, просто не сравнимыми ни с кем из артистов, даже знаментых в Москве. Это были ее коронные роли, им она отдавала сердце и душу. За это ее так любили, понимали, радовались, встречали овациями при первом же появлении на сцене вначале спектакля.


Я просто любитель и почитатель большого искусства и дарования Лии Исааковны. Не имея образования театрального критика или искусствоведа, могу лишь по-дилетантски высказать свои впечатления и восприятия от увиденного и услышанного на сцене. А как хотелось бы прочесть книгу, написанную рукой профессионала, изучившего и оценившего её великое дарование, проявленное в её ролях и спектаклях, поставленных различными режиссёрами и в разные годы её жизни! Это послужило бы большим уроком, как для молодого поколения артистов, только начинающих жить на сцене, а также и для любителей прекрасного искусства!


Лия Исааковна не имела замен, с ней в очередь никто не играл. Костюмы заказывала за свои деньги, а может я ошибаюсь, но знаю точно, что они были только её вещами, никто никогда их не надевал.


Будучи высокого роста, имея красивую фигуру, на сцене она выглядела эффектно и обаятельной женщиной, а в жизни: добрый, хороший, интеллигентный и образованный человек.

Сестру Лии Исааковны убили во время II мировой войны в Виннице, где она проживала постоянно. Лия Исааковна умерла в 1981 году от раковой опухоли мозга, в кругу чужих людей, пережив своего мужа на несколько лет.


В каждом театре есть свой музей и как бы хотелось узнать, какое место в Одесском русском драматическом театре занимают воспоминания о такой актрисе, которая отдала этом театру более 40 (!) лет.


Последний раз я беседовала с Лией Исааковной случайно, встретившись с ней в овощном магазине, на углу Софиевской улицы, где трамвай поворачивает на Преображенскую. Как всегда, она была со вкусом одета, выглядела королевой – это было дано ей от природы. А до войны, приглашала она меня несколько раз в гости домой, на улицу Тираспольскую угол Кузнечной, над аптекой, где жила она в одной комнате коммунальной квартиры. В закрытом алькове-балконе находилась тахта и маленький столик. На стенах висело очень много фотографий самой Лии Исааковны, запечатлевших её в различных ролях, а также множество афиш. Одну небольшую фотографию, из последнего спектакля с её участием в Еврейском Одесском театре, ''Девушка из Москвы'', она подарила мне. Я увезла её с собой в эмиграцию и храню её по сей день. Вот как дорога мне память о ней!

После войны Лия Исааковна жила на ул. Преображенской, в доме №18, не знаю номера квартиры. Как хотелось бы, чтобы на доме висела мемориальная доска, чтобы кто-то остановился и призадумался о ней.

Посещая могилу своего мужа, на 2-м Еврейском кладбище, нашла место, где похоронена Лия Исааковна Бугова.

С глубоким уважением написала эту статью-воспоминание, опять прожив, начиная с детства, те счастливые минуты моей жизни, когда я сумела испытать так много радости от увиденного на сценах двух театров Одессы, с участием народной артистки УССР Лии Исааковны Буговой.